Главная » 2012 » Сентябрь » 17 » Итоги выборов на Ставрополье: шаг вверх или вниз?
16:31
Итоги выборов на Ставрополье: шаг вверх или вниз?

В регионе копятся острейшие проблемы, а как их решать — не знают ни власть, ни оппозиция

Единый день голосования прошел, и политики начали разбор полетов. Обсудить есть что. Например, на Ставрополье три парламентские партии (КПРФ, ЛДПР и «Справедливая Россия») потеряли более 200 тысяч избирателей по сравнению с президентскими выборами двухлетней давности.

Почему люди разуверились в парламентской оппозиции? Почему такой низкой оказалась явка даже в крупных городах — Ессентуки (26%) и Невинномысск (30%), — для развития которых немало сделал выигравший выборы единоросс Владимир Владимиров? Почему вообще не баллотировались националисты (традиционно занимающие крепкие позиции на Ставрополье) и правые?

Все эти вопросы «Кавказская политика» задала экспертам — и вот что услышала в ответ.

«Избиратели деполитизированы»

Алексей Макаркин, заместитель директора Центра политических технологий:

– Избирательная кампания в большинстве субъектов федерации (и Ставропольский край не стал исключением) носила инерционный характер. Победитель известен заранее, оппоненты скромны и умеренны, агитация неконфронтационна и не способна вдохновить избирателей. Да этого в подобных условиях и не нужно.

В выборах участвовали представители всех парламентских партий. Было лишь несколько исключений, связанных с конкретными ситуациями – от неуверенности губернаторов в своих силах до уголовных скандалов. И самый громкий подобный скандал произошел в Петербурге, где к выборам не была допущена известный депутат от «Справедливой России» Оксана Дмитриева. Но подобные события слабо влияют на общественные настроения.

Избиратели деполитизированы, интерес к выборам небольшой. После присоединения Крыма лояльность по отношению к власти выросла, протестная активность снизилась. Таким образом, предсказуемый и «управляемый» характер выборов не вызывает существенных протестов.

«От Владимирова ждут реальных перемен»

Георгий Легкобитов, заместитель председателя Общественного совета Южного и Северо-Кавказского федеральных округов:

– Я более неинтересных выборов не видел. Ни у кого из кандидатов не было живости, запала, передаваемой народу энергии. Им было понятно, что соревноваться не с кем. Владимиров взял большинство, потому что из всех кандидатов он — наиболее яркая личность, даже и без агитации. Ореол таинственности, новизны всегда манит.

Людям надоели вечно обещающие, но несменяемые представители власти. Поэтому и дебаты их были так жалки: чувствовался опыт общения на думских трибунах, но никак не с народом.

Почему была низкой явка? Во-первых, людям надоели соревнования политтехнологов, нужно соревнование живых людей, даже где-то «мордобой» кандидатов, скандал в разумных пределах.

Во-вторых, повлияли события, происходящие у соседей. Но, самое главное, сказалось начало учебного года, потребовавшее больших трат, что вызвало раздражение на власть и желание в связи с этим ей чем-то насолить. Да и просто последние теплые дни.

Сможет ли Владимиров мобилизовать население, или мы будем все больше раздражаться и вспыхнем в ярости — зависит только от самого Владимирова. От реального политика, а не от его политтехнологов. Услышит ли он простых людей, поймет ли их чаяния, будет ли с народом вместе, а не только на комбайне зерно молотить, как Черногоров.

От Владимирова ждут реальных перемен после выборов, причем именно активной работы, разгона застоявшегося чиновничества и депутатского корпуса. Пойдет ли новый губернатор на зов сладкоголосой ставропольской бюрократии или поддастся нарциссизму? Покажет время.

«Власти нужно самосохранение»

Виталий Зубенко, адвокат, бывший председатель Ставропольского регионального отделения партии «Яблоко»:

– Власть успешно, но бесславно (а в некоторых моментах позорно — как, например, с операцией по нейтрализации Черногорова) достигает своей главной цели – самосохранения. Процесс, который они именуют выборами, по существу является референдумом, из итогов которого мы и делаем вывод о степени лояльности к власти.

Хорошего результата администрация края не получила. При этом в штабе прекрасно понимали, что весомая часть голосовавших – это люди, которые пришли по принуждению.

На мой взгляд, за год работы выдвинутый Москвой Владимиров не добился никаких позитивных изменений в жизни края. Мы так и не увидели стройной программы социально-экономического развития Ставрополья. Думаю, что и не увидим. В надвигающемся кризисе работа Владимирова будет сосредоточена на «латании экономических дыр».

Власть внушила людям нужную идею фикс, что никто не может одолеть присланного президентом кандидата. На это работала и «Единая Россия», и ее политические филиалы (по указанию из центра). Другие кандидаты соревновались между собой за почетное второе место с целью обозначить свое политическое влияние. Никто из них даже не пытался жестко обозначить претензии на победу.

Плохо, что не был выдвинут альтернативный кандидат от демократических сил края. Лично я выступал именно за это.

В итоге такие выборы — с низким уровнем легитимности — могут сослужить плохую службу при ухудшении социального положения жителей Ставрополья. А это непременно произойдет.

«Замкнулся круг безразличия к выборам»

Максим Цапко, кандидат политических и юридических наук, редактор сайта «ПолитПраво»:

– Несмотря на то, что выборов губернатора не проводили 14 лет, можно говорить о безучастном оцепенении избирателей. А ведь когда-то велись сражения за выход во второй тур между тогдашним главой и претендентами.

Предвыборная кампания была настолько унылой, что моё видение, например, никоим образом не может претендовать на экспертный взгляд. Поле претендентов «самозачистилось», допущенные к конкуренции партии «склонили головы». Единственное, что могло оживить картину, — наш ставропольский вклад в опровержение известного изречения: нельзя дважды войти в одну реку (я о Черногорове).

Но не сложилось. И, разумеется, общий вывод однозначен: конкурировать с харизматичными ветеранами предвыборных боев власть не решилась.

Прогнозируемая низкая явка не способствовала повышению политической активности. А низкая политическая активность не способствует повышению явки. Рекурсия абсентеизма или, говоря проще, замкнутый круг безразличия к выборам.

Так что же получается, советскую избирательную систему, в которой при формальном «безальтернативном» голосовании немаловажное значение имел процесс выдвижения кандидатов, зря столь долго высмеивали?

«Власть никак не влияет на повседневную жизнь»

Михаил Савостин, член Экспертного совета оппозиции, председатель общественной организации «Вече-КМВ»:

– С нарушением Конституции был создан фильтр, а по сути, заградительный барьер из 223 нотариально заверенных подписей депутатов и глав. Собрать эти подписи может только тот, чья кандидатура заранее устраивает нынешнюю власть. Так что для меня, как и для большинства граждан, эти выборы нелегитимны. Так что реальная явка была, как всегда, минимальна. Лично я принципиально испортил бюллетень надписью «Против всех»!

Жители Кавминвод практически полностью потеряли интерес к происходящему во власти, выборы губернатора никого не интересуют. Несмотря на поток информации и постоянное виртуальное присутствие власти в нашей жизни, события, относящиеся к ней, не отражаются на повседневной жизни человека, а народ с каждом днем становится беднее и злее.

«Время выборов было неудачным»

Валерий Подколзин, эксперт по избирательным технологиям:

– Внятного финишного рывка ни у одного из кандидатов не было. Команда Владимирова по инерции мощно накатывала финальный отрезок избирательного марафона за счет ранее набранных оборотов. Но основное внимание уделялось уже повышению явки. Остальные кандидаты и вовсе сбавили и без того невысокие скорости.

В целом, избирательная кампания прошла в очень вялотекущем и блеклом режиме. Это, конечно же, отразилось и на явке избирателей. Социология изначально показывала невысокий интерес жителей края.

Тому есть и объективные причины. Например, неудачное время выборов. На селе завершалась уборка урожая и начиналась подготовка к пахоте и севу озимых. У горожан – отпуска и дачи. Плюс ко всему – первосентябрьские хлопоты. Хотя за счет административного рычага и «настоятельных рекомендаций» явку, наверное, и повысили на сколько-то процентов.

Самое яркое впечатление – теледебаты. Правда, тут эмоции со знаком «минус». Оппозиция всегда обвиняла партию власти в нежелании участвовать в открытом диалоге перед телезрителями. Но оказалось, что ей самой нечего сказать власти. А уж дебаты между собой оппозиционеры провели совсем беззубо и косноязычно.

«Легализовали выборы через повышение явки»

Валерий Ледовской, член Общественного открытого правительства Ставропольского края:

– Если говорить о конкурентоспособности выборов, то она низкая. Основная проблема для фаворита предвыборной гонки – явка. Для легализации ее активно поднимали. Делался обзвон избирателей, которые потенциально могли проголосовать на дому, проводились SMS-рассылки от имени сотовых операторов. Слышал я также о концерте, организованном для избирателей.

Как член УИК №136 Ставрополя могу сказать, что подготовка к выборам шла по всем правилам, без серьезных сбоев. Все нюансы оперативно разрешались. Голосующих на выездном голосовании оказалось не так много, как на президентских выборах. В этот раз на УИКах было очень мало открепительных удостоверений.

Что касается агитации, то наиболее заметна она была у Ольги Дроздовой и Владимира Владимирова. Наверное, от Дроздовой печатных материалов в почтовые ящики поступало даже больше, чем от фаворита гонки. При этом на днях я видел много билбордов в пользу Владимирова в городах (Минеральные Воды, Пятигорск), по которым следовал в поездке на Эльбрус, и вдоль трасс. Агитация от других кандидатов на губернаторское кресло была практически незаметна.

«Не догнали, так согрелись»

Сергей Рязанцев, член экспертного совета регионального отделения «Комитета гражданских инициатив»:

– К сожалению, избирательная компания не стала конкурентной — в первую очередь, конкуренцией содержательных программ, команд кандидатов, да и самих кандидатов. Основной лозунг: «Не догоню, так согреюсь». Но и согреться тоже не удалось.

Победитель был очевиден изначально (я полагал, он возьмет более 70% при явке 30-35%). Агитация слаба и в основном одного — официального — кандидата. Частично присутствовала агитация ЛДПР, затрагивающая проблемы не края, а отдельных городов и руководящих лиц. Говоря мягко, кампания напоминала «договорной матч», не очень интересный зрителям.

Дебаты оставили жалкое впечатление: с одной стороны доверенные лица с пересказом от первого лица, с другой – кандидаты, не соответствующие сложности стоящих перед краем проблем. Мобилизации сторонников кандидатов не произошло: слабость участников предвыборной гонки и их «программ», отсутствие реальной конкуренции, усталость и безразличие электората сыграли свою роль.

Взгляд на будущее скорее пессимистичен. Формальная избирательная компания приведет к формальной легитимизации избранного лица. Проблемы в крае продолжают накапливаться и неминуемо перейдут в острую фазу в течении года-двух.

Возможная смена отдельных лиц в команде губернатора, к сожалению, не решает проблему в целом. А ресурсов (финансово-экономических и интеллектуальных) для их решения явно недостаточно. Ну а скамейка запасных – одна и та же.

«Избирателя заманивали не программами, а семгой»

Василий Красуля, сопредседатель Конгресса интеллигенции Ставропольского края:

– О характере выборов можно судить хотя бы по такому факту: 12 сентября, в последний день, когда можно агитировать в СМИ, в «Ставропольской правде» не оказалось ни одного предвыборного материала.

На моей памяти все избирательные кампании, начиная с 1989 года. Знаю, что опубликовать свою рекламу накануне дня голосования считалось очень удачным использованием денег из избирательного фонда. За эту страницу бились. Сегодня она никому не нужна!

Не могу утверждать точно, но подозреваю, что кандидаты вообще не размещали платных материалов в газетах. А зачем? Реальной борьбы-то нет. Все ясно заранее. Зачем утомляться и тратиться?

Отстранив экс-губернатора Александра Черногорова, который мог бы задавать острые вопросы, организаторы выборного действа превратили избирательный марафон в «договорной матч». Полагаю, заключено что-то вроде конвенции детей лейтенанта Шмидта: каждый что-то получил и теперь играет по написанным нотам.

Поэтому главным оппонентом врио губернатора Владимира Владимирова стала явка избирателей. Людям ведь не нравится, когда их держат за китайских болванчиков. Это головная боль власти. И не случайно одним из главных игроков на избирательной поляне, по моим наблюдениям, стал Крайизбирком, который развешивал агитационные билборды (больше, чем все кандидаты), проводил конкурсы и заманивал граждан на избирательные участки. Но заманивать надо было не билетами на бесплатный концерт и семгой в буфете, а программами и личностями кандидатов. Иначе это не выборы, а ярмарка.

«Реальной конкуренции не было»

Михаил Паршин, координатор «Лиги избирателей Кавминвод»:

– Реальной конкуренции нет в финале, как и не было в начале. Все «оппозиционные» кандидаты не боролись за победу, их задача состояла лишь в том, чтобы показать активность и более-менее приличный (не совсем позорный) результат.

Это очень заметно. Агитационных материалов на улице было мало, никакой агитации в Сети. Я даже не видел в нашем регионе «агиткубов», которые в прошлом году ввела в моду команда Навального, а в этом году их использовали все и во всех регионах. С избирателями «оппозиционные» кандидаты не встречались вообще или крайне мало. По-моему, больше всего таких встреч провел именно Владимиров, которому, видимо, все же нужна была некая легитимность не только «сверху», но и «снизу».

И такая пассивность нашей краевой «оппозиции» — не оттого, что шансов у нее нет, а потому что нет и цели победить. Отмечу: это притом, что именно с политтехнологической точки зрения Владимиров мне казался очень уязвимым кандидатом.

Источник: kavpolit.com
Просмотров: 294 | Добавил: quidimedu | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0